Всего лишь ивовые прутики, а сколько в них  силы. Даже после своей вынужденной гибели они  способны продолжать  жить. Переплетаясь друг с другом,  они  оживают в красивой вазе для цветов,  в шкатулке для женских украшений или, благодаря человеческой фантазии, перевоплощаются  в  невиданную диковинку.

Уже несколько лет славянец А. Энс «колдует» над лозой. Ее  собирает по берегам водоемов,  когда возвращается с охоты или рыбалки домой. Трудоемкая, многочасовая подготовка материала — и просыпается, оживает  в руках мастера новая судьба.

Как оказалось, преданный творчеству  Андрей Петрович больше готов мастерить, чем говорить об этом. Впрочем, все поделки сами могут рассказать и о себе, и о творце, их создавшем. Вот, к примеру, ваза для фруктов. В ней каждый прутик очищен от коры, нет торчащих в разные стороны концов, а это первый признак  аккуратности. Здесь всего в меру:  и лозы,  и  морилочного оттенка, и тонкого вкуса. Значит, можно об  А. Энсе заявить, что он —  прирожденный художник. Жаль только, что творческая жилка в нем проснулась не в раннем возрасте, а уже на склоне лет.

Сегодня Андрею Энсу больше шестидесяти. За плечами, словно ивовыми прутиками переплелась  трудовая, полная приключений, волнений, радостей и горестей,  жизнь.

— Я родился в селе Кичкасс в большой многодетной семье. Отец по природе своей человек мастеровой и, как говорится,  «рукастый»,  брался за любую работу, чтобы поднять на ноги нас, четверых детей. Был слесарем, токарем, термистом (закалял в кузнице сталь). Славился  не только силой и мастерством, но и  умом, расчетливостью и  рачительностью.  Поэтому долгое время возглавлял совхоз «Уран» в Новосергиевском   районе. А окончив   Совпартшколу,   работал  председателем колхоза «Заря» в Сенном. В этом селе я  закончил восьмилетку и поступил в Донецкое училище связи, где  получил свою первую специальность —  монтера радиофикации внутрирайонной связи, которая не пригодилась ни на службе в армии, ни после.

В Славянский район я вернулся только через три года. Семья уже обосновалась в райцентре. Благодаря  брату, устроился оператором цеха крепления скважин в экспедицию глубокого бурения.

— В этот период я встретил свою Любовь, — делится А. Энс. — Она как подруга невесты появилась на свадьбе  у друзей   и зацепила  так, что следующее свадебное торжество было нашим. Только Люба могла сделать меня таким счастливым человеком. Она подарила мне дочек Юлию и Людмилу.

Мы оба были загружены работой. Любовь Ивановна работала  сестрой- хозяйкой в больнице, а я до самого выхода на заслуженный отдых  был предан нефтяному делу. Сначала в ПНГРЭ работал водителем-мотористом ЦА-320 (цементировочного агрегата), затем  водителем бензовоза,  оператором по добыче нефти. После реорганизации был переведен слесарем контрольно-измерительных  приборов и автоматов в НГДУ «Сорочинскнефть» компании ТНК -ВР.

В свободное от работы  время  занимался пчеловодством,  в сезон охоты ходил за добычей,  рыбачил.  Как-то после возвращения из  очередного коллективного похода на рыбалку мы заехали в гараж, чтобы  оставить там транспорт.

В то время там  работал охранником Н. Васляев. Коротая вечерние часы, он плел из ивы гнезда и  корзины. Я заинтересовался. Выписал из  каталога книгу по плетению Н. Толмачевой и изучил ее, как говорится, от корки до корки. Заготовил по рекомендации автора  ивовые прутья и приступил к работе. Так легкая заинтересованность переросла в большое увлечение. Поначалу плел из неокоренного материала. Но в процессе высыхания изделия  становились  какими-то рыхлыми и бесформенными. Решил изменить технологию. Среди всех сортов ивы, а в нашем крае растут пурпурная, конопляная, красноцветная, желтолозник — для себя выбрал прутовидную. Лоза у этой ивы достигает длины более полутора метров, да и диаметр в 3- 4 мм  весьма кстати. Это и позволяет плести более изящные предметы: вазы для фруктов и хлебобулочных изделий, цветов, шкатулки, корзинки и многое другое.

Не хотелось бы выдавать всех секретов, но  начинающим могу дать подсказку. Лучшие  изделия получаются из окоренных прутьев. Они  нежнее, светлее,  да и эстетически смотрятся лучше.

Идеально начинать плетение в тот момент,   когда   лоза   сырая. Тогда она податлива, послушна. Важно только, чтобы в   процессе работы никто не отрывал от дела,  потому что  в такие моменты  переплетаются тонкие  мотивы души  и создается новая жизнь.

Жалко,     что    результаты  труда   А. Энса могут увидеть  лишь немногие. И все  потому, что каждую с любовью выполненную «плетеночку»  Андрей Петрович старается подарить родным, знакомым и друзьям, которые проживают не только в Славянском, но и далеко за его пределами.  Хотелось, чтобы его творчество не было замкнутым.

 

Поделиться в соцсетях:

0

Подпишитесь!

Другие новости