ВИКТОР КУЖЕЛЕВ

Анатолий Владимирович Ширанков – таксидермист. Главное увлечение его жизни — создание чучел диких животных. Его работы есть и в Славянском музее и в Донецке и во многих частных коллекциях.

—  С чего все началось? Почему вы решили заняться этим делом?

— Да с самого детства. Мы жили в Сорочинске. У моего отца была склонность к художественному творчеству, и мы, его сыновья, рисовали, лепили из пластилина и глины, участвовали в выставках и конкурсах.

А что касается изготовления чучел… Мне родители рассказывали: «Отец придет с охоты, уток принесет, а ты, маленький, не даешь ощипывать – и так, и эдак их рассматриваешь».

Мне нравилось их оперение. Вот посмотрите (показывает на еще неоконченное чучело цапли, стоящее на полу) – от черного до белого - все оттенки! Природа – непревзойденный художник!

Сохранить  эту красоту, показать ее множеству людей можно только изготовив чучело.

Я понял это, когда был еще подростком. Как-то родителям подарили два небольших чучела птиц. Моему восхищению не было предела! Захотелось самому научиться. И этот человек, который сделал такой подарок моим родителям, научил меня основам искусства таксидермии.

Потом учился в Лесном техникуме в Бузулуке, там тоже получил нужные знания. Но главное, конечно, это огромное желание. Оно у меня было.

—  Непросто было научиться?

—  Очень непросто. Во-первых, нужны художественные способности. Это когда ты в состоянии отличить красивое от некрасивого. Далеко не у всех есть такая способность. Нужны навыки художника, скульптора.

Многие пробовали заняться этим делом, и я многих пытался учить. Но не у всех получалось…  Даже сделает человек все вроде бы правильно, обработает, изготовит чучело – а некрасиво, не смотрится! И у меня  вначале очень многое  не получалось. Но   учился на своих ошибках и, в конце концов, раз от раза   качество работы  становилось  лучше.

Но, тем не менее, стопроцентной гарантии нет никогда. Даже сейчас, имея  опыт, нельзя заранее предугадать, как получится. Это дело очень творческое, результат зависит от многих причин.

— И подготовительной работы, наверное, много?

—Еще бы. Мало кто представляет, сколько терпения и физических усилий нужно приложить для изготовления чучела.

Например, с птицами свои сложности. Шкурка тонкая, а на ней слой жира. Его нужно полностью удалить. При этом малейшая дырочка в шкуре может погубить всю работу. Жир попадет в перо, на него осядет пыль и все — вид испорчен. У кабана под шкурой настоящая броня – специальная очень прочная ткань, ее нужно срезать.  К тому же  все исходные материалы нужно чистить, мыть, обрабатывать специальными препаратами.

Нужно обеспечить прочность, сохранность, пластичность, скажем,  природных материалов. И в то же время внешний вид должен быть максимально приближен к тому, который животные имеют в природной среде.

Приходится делать очень много нудной и просто неприятной работы. Только человек, по-настоящему влюбленный в это искусство, в состоянии пройти весь путь и создать в итоге настоящую красоту.

Поделиться в соцсетях:

0

Подпишитесь!

Другие новости