ЕЛЕНА ЧУЙКОВА

10 ОКТЯБРЯ ЖИТЕЛЬНИЦЕ п. ПЕРЕВОЛОЦКИЙ ПРАСКОВЬЕ КУЗЬМИНИЧНЕ ФЕДОРОВОЙ ИСПОЛНЯЕТСЯ 100 ЛЕТ

Крошечка  хорошечка (фото)«Я маленькая, да удаленькая!» — не устает про себя говорить уроженка Пономаревского района, ныне славянчанка, долгожительница Прасковья Федорова. 10 октября она встретит свой сотый юбилей в ясном уме и светлой памяти. Несмотря на сложные жизненные ситуации, выпавшие на долю, она остается жизнерадостной и активной.

Запросто может и частушки веселые сама про себя спеть и грустную песню затянуть. А еще без очков газету и поздравления от Президента почитать.
«У меня коса большая, русая, до пояса.
Меня раньше узнавали вечером по голосу».
Автором этой, с ностальгической ноткой, частушки является сама Прасковья Кузьминична. Поет она свои песни и вспоминаются ей детские годы, о которых забыть даже в ее почтенном возрасте невозможно.
Семья родителей Кузьмы и Пелагеи Еншаковых была одной из самых уважаемых в большом селе Алексеевка Пономаревского района.
Славилась она крепкой дружбой, трудолюбием, многодетностью. В их добротном доме одинаково уютно и хорошо жилось всем: и взрослым, и детям. Самой младшей в семье была Прасковья. Первое большое горе настигло девочку в семилетнем возрасте. Умерла мама. После смерти жены Кузьма привел в дом другую женщину. Та сразу показала нрав, установила свои порядки. И совсем не жаловала маленькую дочку мужа. Поэтому Прасковью часто забирали к себе старшие сестры.
А Кузьма… Он как мог по-отцовски любил младшую. Вечером, после работы, он усталый по обыкновению присаживался на заваленок, брал на колени свою любимицу и принимался петь. Его самой природой поставленный голос разливался по всей округе бархатистым баритоном и вторил ему тонкий, звонкий девичий голосок.
Зная о семейной трагедии Еншаковых, сельчане слушали их песни, не скрывая слез. А Прасковья благодаря тем песням научилась быть сильной. Она переняла у отца не только песенный талант, но и портновское мастерство, которое пригодилось ей в жизни.
В те годы по всей России прошла волна революционных восстаний. Как грамотный человек, Кузьма Еншаков вел переписку с Лениным, распространял листовки, проводил в деревнях агитацию. По доносу односельчанина был арестован и долго находился в Кутлумбетовских лагерях и только перед началом Великой Отечественной войны попал под амнистию. Тяжело переживала разлуку с отцом Прасковья. Борясь с тоской и одиночеством, девочка сложила для себя частушку, которую и пронесла как девиз по жизни:
«Я такая боевая, то играю, то пою.
Что на сердце горя много
Никому не расскажу»…
А горя и вправду на ее долю выпало немало. Революционный переворот принес в страну голод и болезни. От длительного недоедания люди вымирали целыми семьями. Лютая зима не давала возможности придать их тела земле. Прасковья тогда переболела тифом. Болезнь изменила ее облик, отняла самое драгоценное — русую косу. Весна принесла спасение.
Когда сошел снег, в братской могиле были похоронены умершие. Вездесущие дети первыми нашли выход из голодного положения. Они отливали сусликов из нор и питались их мясом. Боевая девчонка в этом деле принимала непосредственное участие. И это было единственное, что из детских шалостей могла себе позволить Прасковья.
Учеба была основным и важным для нее занятием. Здесь, в сельской школе, она получила первые азы чтения, счета и правописания. Несмотря на столь юный возраст, вплотную занялась рукоделием. Шила, перелицовывала одежду, словом, давала новую жизнь старым вещам. Такая практика пригодилась ей в семейной жизни.
Выйдя замуж за односельчанина Герасима Федорова, Прасковья впервые стала мамой в 1932 году. Следом за Тоней появился на свет Шурик, а через три года родилась Раечка. Радоваться бы такому семейному счастью, да вот только супруг часто отлучался из дома на военные сборы, поэтому дети росли практически без него. Сначала он служил в действительной армии, потом принимал участие в Финской войне. Когда началась Великая Отечественная война, он встал в ряды защитников Родины. На фронт его провожали всей семьей. Герасим нес на руках младшую дочку, а она все льнула к нему, нежно поправляла поседевший чуб и все старалась запомнить черты его лица.
От сельсовета он вместе с другими уехал на телеге, а Прасковья с ребятишками вернулась в опустевший дом. Ей некогда было горевать. Теперь, чтобы поднять на ноги троих детей, приходилось выполнять двойную работу. Для нее как для матери было очень важно, чтобы дети не знали голода. Поэтому любыми путями старалась сберечь нехитрое домашнее хозяйство.
Не покладая рук, женщина трудилась и дома, и на ферме, и в поле. Косила траву, выращивала лен, обрабатывала его, делала холсты и шила одежду детям и сельчанам на заказ. Кстати, еще с начала войны, когда в селе не осталось мужиков, ей, жене фронтовика, человеку грамотному и ответственному, вменили в обязанность заведовать фермой.
Каждое животное в колхозе, будь то корова или овечка, были на счету, поэтому сохранить поголовье без потерь стало одной из основных целей. Но даже у такой рачительной хозяйки, как П. Федорова, иногда случались оказии. Однажды при перегоне отары через скованную льдом реку одна из овечек ушла под лед. Недолго думая, Прасковья ринулась за ней. Животное спасти удалось, но такой поступок впоследствии отразился на здоровье.
Удалось избежать на ферме и угрозы заболевания ящуром. Вместе с телятницами она отпаивала теплым молоком молодняк. В результате ни одно животное, в отличие от других ферм, где, кстати, руководили мужчины, не погибло.
Крошечка  хорошечка (фото)Такой подход к делу вывел Прасковью Федорову на передовую. Ее наградили почетной грамотой. Как ей хотелось тогда, чтобы и супруг порадовался за нее и как всегда сказал: «Маленькая моя, да удаленькая»…
Но, увы. Герасим был очень далеко, где-то под Сталинградом. Все реже в деревню стали приходить письма от бойцов. Все чаще с фронта летели печальные вести. То в одном, то в другом доме собирались сельчане, чтобы выразить соболезнование семьям погибших.
Как ни молилась, как ни просила у Бога за мужа Прасковья, беда ворвалась в 1943 году и в ее дом. Она получила извещение о том, что ее супруг Г. Федоров пропал без вести. «Пропал без вести, это еще не значит, что он погиб», — успокаивала себя мать троих детей и все надеялась, что когда-нибудь Герасим вернется…
Годы шли. Уже выросли, получили профессиональное образование и устроились в жизни дети, а она все ждала. Так сложилось, что Прасковья всю жизнь прожила вместе со старшей дочерью и ее семьей. Супруг Антонины Евгений Петров трудился бурильщиком. Когда экспедиция перекочевала в Славянский, сюда он перевез в 1968 году все свое большое семейство. Здесь Кузьминична тоже не осталась без дела. Она помогала воспитывать внуков, а потом и правнуков.
Сегодня Прасковья Кузьминична на заслуженном отдыхе. Теперь о ней самой заботятся родные и местная власть. Накануне векового юбилея вдова погибшего фронтовика, труженица тыла получила замечательный подарок — собственное жилье.
Несмотря на завидную солидную дату, П. Федорова выглядит моложе своих лет. Чувствует себя неплохо, так, что даже частушки собственного сочинения поет. И все шутит о себе: «Маленькая я, да удаленькая!». И так хочется добавить немного перефразировав известный сказочный персонаж: как крошечка-хорошечка. Нам бы так всем, чтоб долго и счастливо!

Поделиться в соцсетях:

0

Подпишитесь!

Другие новости