ЕЛЕНА ЧУЙКОВА

Чтобы радовал черемухи цвет (фото)       В апреле 1986 года произошла катастрофа на четвертом энергоблоке Чернобыльской атомной электростанции, расположенной на территории Украины.


Разрушение носило взрывной характер, реактор был полностью разрушен, и в окружающую среду было выброшено большое количество радиоактивных веществ. Авария расценивается как крупнейшая в своем роде за всю историю атомной энергетики как по предполагаемому количеству погибших и пострадавших от ее последствий людей, так и по экономическому ущербу. 31 человек погиб в течение первых трех месяцев после аварии. Отдаленные последствия облучения, выявленные за последующие 15 лет, стали причиной гибели от 60 до 80 человек. 134 человека перенесли лучевую болезнь той или иной степени тяжести, более 115 тысяч человек из 30-километровой зоны были эвакуированы. Для ликвидации последствий были мобилизованы значительные ресурсы. Более 600 тысяч человек, в том числе, 28 славянцев участвовали в ликвидации последствий аварии.
Скромный по своей натуре, Александр Жарков (на снимке) был в буквальном смысле вместе с семью сотрудниками Славянской экспедиции глубокого бурения: мотористом-водителем Федором Першиным, водителями Александром Кандаловым, Иваном Барсуковым, Николаем Учкиным, Анатолием Кидяевым, Олегом Барсуковым, машинистом ЦА Виктором Шнякиным — «выдернут» из спокойной мирной жизни и заброшен в «горячее сердце» Чернобыля.
Чтобы быстрее «успокоить» беду, ликвидаторы оперативно готовили и перекачивали цементный раствор в саркофаг на четвертый блок электростанции. Что запомнилось специалисту из тампонажного цеха ПЭГБ? Нещадно палящее солнце, ревущие в небе вертолеты, цель которых — не допустить на опасную территорию дождевые тучи, и ни на минуту непрекращающиеся работы по спасению земли от радиации.
— Мы трудились посменно в течение 15 дней, — вспоминает Александр Николаевич, — жили в 30 километрах от Чернобыльской АЭС. Столовая была еще дальше, поэтому пока добирались до места работы, у всех было время наблюдать за природными изменениями на местности — опустевшие села, пожелтевшие сады и леса. А у нас в Славянском в это время цвела черемуха, и так хотелось порадоваться ее цвету…

Поделиться в соцсетях:

0

Подпишитесь!

Другие новости